FeyaPeska
Пишет Гость:
21.01.2012 в 23:54


427.

- Омела, - констатировал Куротабо. Лицо Рикуо было непроницаемо, но сам факт того, что Третий застыл статуей, не мигая уставившись на привязанную каким-то неведомым шутником веточку, говорил о крайней степени изумления.
- Как омела?!.. - слабым голосом осведомилась Цурара, переводя взгляд с Рикуо наверх и обратно. В голове судорожно металось что-то на тему "перевести все в шутку", но ее якобы ледяное сердце уже тяжело грохнуло о ребра, с уверенностью сообщая об отсутствии выбора.
- Натурально, омела, - со вздохом подтвердил Кубинаши выводы сердца снежной девочки. "Хорошо, что здесь больше никого нет", - добавил он про себя.
Цурара выглядела так, словно едва могла устоять на ногах. Будь здесь больше народу, с нее, пожалуй, и впрямь сталось бы хлопнуться в обморок. Хотя ёкаи не падают в обмороки...
Рикуо, наконец, оторвался от созерцания омелы и с вполне определенным намерением уставился на Цурару. Уловив это намерение, Юки Онна вздрогнула, на щеках ее вспыхнул румянец.
- Ой, не надо, Рикуо-сама... - срывающимся голосом начала открещиваться она, поднимая руки в защищающемся жесте. - Это очень опасно, не надо!
- ...Цурара, ведь это традиция, - наконец произнес он.
- Какая традиция..! Вы ведь об... об... замерзнете, в общем! Льдом покроетесь! ...Рикуо-сама, вы ведь в человеческом облике, это вдвойне опасно! Я не могу этого допустить! - взволнованно доказывала Цурара, но не могла сделать шаг назад. Действительно ведь традиция.
- А как же поверье, что того, кто откажется целоваться под омелой, весь год будут преследовать неприятности?.. - неуверенно протянул Куро. Наверное, не стоило вмешиваться, да и в приметы он не особо верил, но вдруг?..
- Если мы п-по... сделаем это, - возразила Цурара, - то неприятности у Рикуо-сама начнутся прямо сейчас. Так что, Рикуо-сама... - в нечеловеческих желтых глазах девушки сейчас плескался вполне человеческий испуг. Даже допускать мысль о том, что она может причинить вред своему господину, не хотелось.
Рикуо вдохнул, вроде как собираясь продолжить разговор, а потом шагнул к ней и прежде, чем она успела отпрянуть, ухватил за локоть и прикоснулся губами к ее губам.
Холодные как лед и мягкие как снег, - все, что запомнил Рикуо из последующих тридцати секунд. Потом Юки Онна отшатнулась, перед внуком главнокомандующего на миг оказались огромные, испуганно и изумленно распахнутые глаза, она почти неслышно вскрикнула и вывернулась из его рук, после чего рванула прочь от дома.
Третий остался стоять где стоял. На губах быстро таяли маленькие льдинки, горло, которое только что обдало ледяным воздухом, мрачно обещало завтра болеть, а в голове и вовсе царил невообразимый хаос, из которого более-менее четко выделялись только какие-то безумные идеи вроде "выгнать из главного дома всех, кроме Цурары, поразвешать омелы и заманить ее под одну из".
Никакой холод не заставил бы его отказаться от того, что сейчас произошло. Равно как и от возможного повторения праздника.

URL комментария
запись создана: 16.05.2016 в 18:12